Обзор судебной практики по вопросам, касающимся досрочного назначения страховой пенсии по старости, в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей (за 2020 год).

Цель настоящего обзора судебной практики – помочь педагогическим работникам ориентироваться в актуальных тенденциях правоприменительной практики по категории дел, связанных с досрочным назначением страховой пенсии по старости.

Большое количество обращений в суды общей юрисдикции обусловлены тем, что граждане не согласны с отказом Пенсионного фонда Российской Федерации (далее – ПФР) в досрочном назначении страховой пенсии по старости в связи с педагогической деятельностью в учреждениях для детей.

Отказ в досрочном назначении страховой пенсии по старости признают незаконным, если суд придет к выводу, что подтверждены необходимые для ее назначения специальный стаж и величина индивидуального пенсионного коэффициента.

Такая ситуация может сложиться, когда ПФР необоснованно не включил в специальный стаж время нахождения на курсах повышения квалификации в период работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости, с сохранением среднего заработка и отчислением страховых взносов в ПФР.

Например, в пользу гражданина в этом случае было вынесено Определение четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 30 июня 2020 г. по делу N 88-12564/2020.

Бурлак А.Г. обратился в суд с названным иском к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Армавире Краснодарского края.

В обоснование своих требований истец указал, что 20 декабря 2018 года, в связи с наличием стажа педагогической деятельности продолжительностью не менее 25 лет, он обратился в территориальный орган пенсионного фонда с заявлением о назначении досрочной страховой пенсии по старости на основании пункта 19 части 1 статьи 30 Федерального закона от 28 декабря 2013 года N 400-ФЗ "О страховых пенсиях". Однако в назначении ему пенсии ответчиком было отказано со ссылкой на отсутствие требуемой продолжительности специального стажа. С данным отказом истец не согласился, полагая, что в указанный стаж ответчик необоснованно не зачел периоды (с учетом уточнения) нахождения его на курсах повышения квалификации и в командировках.

Решением суда исковые требования Б. удовлетворены по следующим основаниям.

Основания возникновения и порядок реализации права граждан Российской Федерации на страховые пенсии установлены вступившим в силу с 1 января 2015 г. Федеральным законом от 28 декабря 2013 г. N 400-ФЗ "О страховых пенсиях".

По общему правилу, право на страховую пенсию по старости имеют мужчины, достигшие возраста 60 лет, и женщины, достигшие возраста 55 лет.

Порядок и условия сохранения права на досрочное назначение страховой пенсии определены статьей 30 Федерального закона "О страховых пенсиях". В соответствии с пунктом 19 части 1 статьи 30 Федерального закона N 400-ФЗ страховая пенсия по старости назначается ранее достижения возраста, установленного статьей 8 этого закона, при наличии величины индивидуального пенсионного коэффициента в размере не менее 30 лицам, не менее 25 лет осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, независимо от их возраста.

Удовлетворяя требования Б. о включении в специальный стаж периодов прохождения им курсов повышения квалификации, пребывания в служебных командировках, суд первой инстанции исходил из того, что указанные виды деятельности относятся непосредственно к профессиональной деятельности истца, в данные периоды за работником сохранялось место работы и средняя заработная плата, с которой работодатель должен был производить отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 года N 516 утверждены Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27, 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации". В силу пункта 4 исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27, 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 11 июля 2002 N 516, в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, засчитываются периоды работы, выполняемой постоянно в течение полного рабочего дня, если иное не предусмотрено Правилами или иными нормативными правовыми актами, при условии уплаты за эти периоды страховых взносов в ПФР.

Согласно статье 187 ТК РФ в случае направления работодателем работника для повышения квалификации с отрывом от работы за ним сохраняется место работы (должность) и средняя заработная плата.

Исходя из приведенных норм, периоды нахождения на курсах повышения квалификации являются периодами работы с сохранением средней заработной платы, за которую работодатель должен производить отчисление страховых взносов в Пенсионный фонд Российской Федерации. В связи с изложенным суды признали спорные периоды пребывания истца на курсах повышения квалификации и в служебных командировках подлежащими включению в специальный стаж для назначения пенсии по старости.

Другим случаем решений в пользу гражданина являются дела, когда ПФР необоснованно не включил в специальный стаж время нахождения в учебном отпуске с сохранением среднего заработка на курсах в период работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости.

Примером соответствующей категории дел является Определение восьмого кассационного суда общей юрисдикции от 18 июня 2020 г.

Г. просила признать незаконным решение Государственного учреждения - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в г. Кемерово в части отказа зачесть в стаж для назначения Г. досрочной страховой пенсии по старости периоды работы - учебные отпуска для дополнительного профессионального образования.

Удовлетворяя иск Г. о включении в специальный стаж периодов нахождения ее на курсах повышения квалификации и в оплачиваемых учебных отпусках, суд первой инстанции исходил из того, что в спорные периоды за истцом сохранялись должность и средняя заработная плата, с которой производились отчисления страховых взносов в ПФР, в связи с чем пришел к выводу о наличии оснований для удовлетворения иска.

При исчислении стажа работы применяются Правила исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости в соответствии со статьями 27 и 28 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации", утвержденные Постановлением Правительства РФ от 11 июля 2002 г. N 516.

В соответствии с п. 5 указанных Правил периоды работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, которая выполнялась постоянно в течение полного рабочего дня, засчитываются в стаж в календарном порядке. При этом в стаж включаются периоды получения пособия по государственному социальному страхованию в период временной нетрудоспособности, а также периоды ежегодных основного и дополнительных оплачиваемых отпусков.

Статьей 116 ТК РФ установлено, что ежегодные дополнительные оплачиваемые отпуска предоставляются работникам, занятым на работах с вредными и (или) опасными условиями труда, работникам, имеющим особый характер работы, работникам с ненормированным рабочим днем, работникам, работающим в районных Крайнего Севера и приравненных к ним местностях.

Согласно ст. 173 ТК РФ работникам, направленным на обучение работодателем или поступившим самостоятельно на обучение по имеющим государственную аккредитацию программам бакалавриата, программам специалитета или программам магистратуры по заочной и очно-заочной формам обучения и успешно осваивающим эти программы, работодатель предоставляет дополнительные отпуска с сохранением среднего заработка.

Таким образом, периоды нахождения работника в дополнительном отпуске с сохранением среднего заработка, предоставляемом работодателем работнику, совмещающему работу с обучением в образовательных учреждениях высшего профессионального образования (учебные отпуска), являются периодами работы с сохранением средней заработной платы, с которой работодатель должен производить отчисление страховых взносов в ПФР.

Исходя из приведенного правового регулирования в случае предоставления работнику учебного отпуска с сохранением среднего заработка в период работы, дающей право на досрочное назначение страховой пенсии по старости и включаемой в специальный стаж, периоды таких отпусков также подлежат включению в специальный стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости.

В пользу граждан решаются и дела об оспаривании действий ПФР по невключению в специальный стаж периода работы в общеобразовательном учреждении, если ошибочно ПФР посчитал, что оно не поименовано в действовавшем в том периоде Списке (Перечне).

Такой случай рассматривается в определении Первого кассационного суда общей юрисдикции от 25 февраля 2020 г. по делу N 88-5369/2020.

Г. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Главное управление Пенсионного фонда Российской Федерации N 2 по г. Москве и Московской области о включении периодов работы в специальный стаж и досрочном назначении пенсии.

Как установлено судами, решением ГУ УПФР N 2 по г. Москве и Московской области Г. отказано в назначении досрочной страховой пенсии, в связи с отсутствием требуемого 25-летнего педагогического стажа. В стаж педагогической деятельности не были засчитаны, в том числе, периоды ее работы в Автономной некоммерческой организации "Средняя общеобразовательная школа с углубленным изучением отдельных предметов имени И.П. Светловой" в должности учителя английского языка.

Правительством РФ принято постановление от 16 июля 2014 года N 665 "О списках работ, производств, профессий, должностей, специальностей и учреждений (организаций), с учетом которых досрочно назначается страховая пенсия по старости, и правилах исчисления периодов работы (деятельности), дающей право на досрочное пенсионное обеспечение".

Подпунктом "м" пункта 1 названного постановления установлено, что при определении стажа на соответствующих видах работ в целях досрочного пенсионного обеспечения в соответствии со статьей 30 Федерального закона от 29 декабря 2013 года N 400-ФЗ при досрочном назначении страховой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, применяется, в частности список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей.

Указанным Списком в разделе 1.1 "Наименование учреждений" указаны школы всех наименований.

Как следует из материалов дела, АНО "СОШ им. И.П. Светловой" образована 2 апреля 1992 года и имело различные наименования, различную форму собственности. Вместе с тем, как следует из акта по результатам документальной проверки достоверности представленных страхователями в Пенсионный фонд Российской Федерации индивидуальных сведений о страховом стаже от 10 апреля 2018 года N 194, основной уставной деятельностью являлась общеобразовательный процесс, что подтверждается Уставами, свидетельствами о государственной регистрации, лицензиями на осуществление образовательной деятельности по образовательным программам.

Таким образом, указанное учреждение согласно уставных документов осуществляет общеобразовательную деятельность на основании государственных стандартов, имеет государственную аккредитацию.

При таких обстоятельствах вывод о том, что учреждение, в котором работала истица, не включен в Список должностей и учреждений, работа в которых засчитывается в стаж работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости лицам, осуществлявшим педагогическую деятельность в учреждениях для детей, основан на ошибочном толковании норм пенсионного законодательства и локальных нормативных актов учреждения.

Период обучения в педагогических учебных заведениях, в котором действовавшим законодательством была предусмотрена возможность его зачета в специальный стаж (например, если ему непосредственно предшествовала и за ним следовала педагогическая деятельность) также должен быть включен в специальный стаж при досрочном назначении страховой пенсии по старости.

Первым кассационным судом общей юрисдикции было вынесено определение от 10 декабря 2019 г. N 88-2344/2019 по следующей жалобе.

Р. (У.) обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации по Курской области (межрайонное) о праве на досрочное назначение страховой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности.

Как установлено судами и следует из материалов дела, Р. (У.) с 5 сентября 1988 года по 13 октября 1988 года осуществляла трудовую деятельность в должности старшей пионервожатой Любостанской средней школы Большесолдатского района Курской области; с 14 октября 1988 года по 5 августа 1989 года в должности учителя начальных классов Любостанской средней школы, с 1 сентября 1989 года по 22 июня 1994 года проходила обучение в Курском государственном педагогическом институте.

Периоды работы (деятельности), имевшие место до дня вступления в силу Федерального закона от 28.12.2013 N 400-ФЗ "О страховых пенсиях", могут исчисляться с применением правил исчисления, предусмотренных законодательством, действовавшим при назначении пенсии в период выполнения данной работы (деятельности).

В период обучения истца в Университете действовало как Положение N 1397, в соответствии с которым в стаж работы учителей и других работников просвещения, помимо прочего, засчитывается время обучения в педагогических учебных заведениях и университетах, если ему непосредственно предшествовала и непосредственно за ним следовала педагогическая деятельность, при этом время обучения засчитывается в стаж работы по специальности при условии, если не менее 2/3 стажа, требуемого для назначения пенсии, приходится на работу в учреждениях, организациях и должностях, работа в которых дает право на эту пенсию.

Таким образом, поскольку пенсионным законодательством, действовавшим на момент зачисления истца на обучение в учебное заведение, была предусмотрена возможность зачета в специальный (педагогический) стаж периода обучения в педагогических учебных заведениях при определенных условиях, наличие которых достоверно подтверждено в ходе рассмотрения дела (так, периоду обучения истца в институте предшествовала и непосредственно за ним следовала работа в должности учителя начальных классов общеобразовательной школы, на момент обращения истца за назначением пенсии ею было выработано более 2/3 стажа, необходимого для досрочного назначения страховой пенсии по старости).

Отказ в досрочном назначении страховой пенсии по старости признают законным, если суд придет к выводу, что не соблюдены все указанные выше условия, необходимые для ее назначения.

Например, когда ПФР обоснованно не включил в специальный стаж период работы в должности, которая не поименована в действовавшем в том периоде Списке (Перечне).

Так, определением Второго кассационного суда общей юрисдикции от 17 июня 2020 г. по делу N 88-3318/2020 установлено следующее.

О.Т.Л. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Управлению Пенсионного фонда Российской Федерации по Скопинскому району Рязанской области о возложении обязанности включить в педагогический стаж период работы в должности воспитателя.

Решением ГУ - УПФ РФ по Скопинскому району Рязанской области (межрайонное) от 29 августа 2018 г. N 251 О.Т.Л. отказано в назначении досрочной страховой пенсии по старости, в связи с тем, что периоды ее работы с 1 сентября 2011 г. по 31 августа 2016 г. должность воспитателя подвоза не поименована в Списке.

Списком работ, профессий, должностей, специальностей и учреждений, с учетом которых досрочно назначается трудовая пенсия по старости, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 г. N 781, а также ранее действовавшими Списком профессий и должностей работников образования, педагогическая деятельность которых в школах и других учреждениях для детей дает право на пенсию за выслугу лет, утвержденным Постановлением Совета Министров РСФСР от 6 сентября 1991 г. N 463, и Списком должностей, работа в которых засчитывается в выслугу дающую право на пенсию за выслугу лет в связи с педагогической деятельностью в школах и других учреждениях для детей, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 22 сентября 1999 г. N 1067, не предусматривается право лиц, осуществлявших педагогическую деятельность, на включение в специальный стаж для назначения пенсии периодов трудовой деятельности в должности "воспитатель подвоза".

При этом тождественности наименования должности "воспитателя по подвозу" наименованию должности "воспитателя" в установленном законом порядке не установлено. В связи с изложенным, в удовлетворении исковых требований было отказано.

Кроме того, суды признают обоснованным не включение ПФР в специальный стаж время работы в должности педагога-психолога в учреждениях, не поименованных в действовавших в том периоде Правилах.

К. обратилась в суд с иском к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в Автозаводском районе г. Нижнего Новгорода о признании права на досрочное назначение пенсии.

Разрешая спор и отказывая в удовлетворении иска в части включения названных периодов работы истца в стаж, дающий право на досрочное назначение страховой пенсии по старости в связи с осуществлением педагогической деятельности в учреждениях для детей, судебные инстанции исходили из того, что согласно пункту 11 Правил исчисления периодов работы, дающей право на досрочное назначение трудовой пенсии по старости, осуществляющим педагогическую деятельность, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 октября 2002 года N 781, работа в должности педагога-психолога засчитывается в стаж работы в образовательных учреждениях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в специальных (коррекционных) образовательных учреждениях для обучающихся (воспитанников) с отклонениями в развитии, в специальных учебно-воспитательных учреждениях открытого и закрытого типа, в образовательных учреждениях для детей, нуждающихся в психолого-педагогической и медико-социальной помощи, и в учреждениях социального обслуживания, МАДОУ N 62 к таковым учреждениям не относится.

Устанавливая правовые основания и условия назначения пенсий и предусматривая для отдельных категорий граждан, занятых определенной профессиональной деятельностью, возможность досрочного назначения страховой пенсии по старости, законодатель связывает право на назначение пенсии ранее достижения общеустановленного пенсионного возраста не с любой работой в определенной сфере профессиональной деятельности, а лишь с такой, выполнение которой сопряжено с неблагоприятным воздействием различного рода факторов, повышенными психофизиологическими нагрузками, обусловленными спецификой и характером труда. При этом также учитываются различия в характере работы и функциональных обязанностях работающих лиц.

Обоснованным признаётся также не включение ПФР в специальный стаж период обучения в педагогических учебных заведениях, в котором согласно действовавшему законодательству, не выполнялись условия для его зачета в специальный стаж (например, если обучению не предшествовала педагогическая деятельность либо на момент изменения законодательства обучение не завершено).

О. обратился в Новочебоксарский городской суд Чувашской Республики с иском к Государственному учреждению - Управление Пенсионного фонда Российской Федерации в городе Новочебоксарск Чувашской Республики о признании решения об исключении периодов работы из специального педагогического стажа незаконными и обязании включить периоды работы в специальный стаж.

Судами установлено и из материалов дела следует, что О. обучался на биолого-химическом факультете Чувашского государственного педагогического института имени И.Я. Яковлева, зачислен на 1 курс очного отделения согласно приказу N 184 от 21.08.1985 г., отчислен в связи с окончанием по приказу N 155 от 06.07.1990 г.

Согласно выписке N 408 из приказа N 60 от 16.04.1988 г. по студенческому составу студенты 3 курса биолого-химического факультета направлены для прохождения практики в 1 смену (июнь 1988 года) в пионерские лагеря, в том числе "Солнечная долина". Из удостоверения о направлении на работу N 1195 от 24.08.1990 следует, что О., окончивший 30.06.1990 г. Чувашский государственный институт по специальности "биологии и химии" направляется для работы в должности учителя.

Отказывая в удовлетворении иска О. в части, суд первой инстанции, руководствуясь абзацем 4 пункта 2 Положения "О порядке исчисления стажа для назначения пенсий за выслугу лет работникам просвещения и здравоохранения", утвержденного Постановлением Совета Министров СССР от 17.12.1959 г. N 1397 указал, что время обучения истца не может быть засчитано в стаж педагогической работы, поскольку период педагогической работы истца в качестве учителя биологии и химии начался во время учебы, а не до начала учебы. Период работы в пионерском лагере является педагогической практикой и частью периода обучения.

Поскольку время обучения в институте, а не его часть, подлежит включению в педагогический стаж если обучению непосредственно предшествовала и следовала за обучением педагогическая деятельность, однако истец до начала обучения педагогической деятельностью не занимался, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что оснований для включения времени обучения в педагогический стаж не имеется.

В силу статьи 76 Закона РСФСР "О народном образовании" (действовавшем в спорный период работы О.) практика студентов высших учебных заведений является важной составной частью учебно-воспитательного процесса и осуществляется в соответствии с Положением о практике студентов высших учебных заведений, утверждаемым Министерством высшего и среднего специального образования СССР. Установив, что период работы О. вожатым в пионерском лагере являлся педагогической практикой и частью периода обучения, педагогическая работа истца началась во время обучения, суды первой и апелляционной инстанции пришли к правильному выводу, что оснований для включения указанных периодов в специальный стаж истца не имелось.


Возврат к списку