Федеральное государственное бюджетное научное учреждение Федеральный центр образовательного законодательства
Rus|Eng  


Обзор судебной практики по делам о достоинстве личности в образовательном процессе, запрету применения унизительных методов воспитания, запрету принудительного труда (за 2019-2020 годы).


В Российской Федерации государственная социальная политика в отношении детей стала активно формироваться с 1990-х гг. Важную роль в ее формировании сыграла ратификация в 1990 году Конвенции о правах ребенка (одобрена 20 ноября 1989 г. Генеральной Ассамблеей ООН) как главного международного документа по защите интересов детства.

Указанная Конвенция провозгласила право ребенка быть защищенным от всех форм физического или психологического насилия, оскорбления или злоупотребления, отсутствия заботы или небрежного обращения, грубого обращения или эксплуатации, включая сексуальное злоупотребление, со стороны родителей, законных опекунов или любого другого лица, заботящегося о ребенке. Каждое государство обязано обеспечивать реализацию указанного права, принимая для этого все необходимые законодательные, административные, социальные и просветительные меры.

Главным актом признания государством своих обязательств перед детьми стало принятие Федерального закона от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ "Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», устанавливающего основные гарантии прав и законных интересов ребенка в целях создания правовых, социально-экономических условий для реализации прав и законных интересов ребенка.

В настоящее время все больше внимания стало уделяться проблеме насилия как в отношении детей со стороны взрослых, так и в отношении детей со стороны других детей. Требования, предъявляемые законодательством об образовании к педагогическим работникам с учетом специфики их трудовой деятельности и задач, стоящих перед системой образования, касаются не только их профессиональной подготовки, деловых качеств, но и морально-нравственного уровня. Запрет методов применения физического и психического насилия в образовательных учреждениях прямо предусмотрен российским законодательством. Согласно п. 9 ч. 1 ст. 34 Федеральный закон от 29 декабря 2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» к одному из основных прав обучающихся относится уважение человеческого достоинства, защита от всех форм физического и психического насилия, оскорбления личности, охрану жизни и здоровья.

Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» обязывает педагогических работников соблюдать правовые, нравственные и этические нормы, следовать требованиям профессиональной этики; уважать честь и достоинство обучающихся и других участников образовательных отношений; применять педагогически обоснованные и обеспечивающие высокое качество образования формы, методы обучения и воспитания; учитывать особенности психофизического развития обучающихся и состояние их здоровья, соблюдать специальные условия, необходимые для получения образования лицами с ограниченными возможностями здоровья, взаимодействовать при необходимости с медицинскими организациями (пункты 2, 3, 5, 6 части 1 статьи 48 названного закона).

Применение педагогическим работником методов воспитания и обучения, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, воспитанника является одним из оснований увольнения педагогического работника в соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 336 Трудового Кодекса Российской Федерации. Также п. 8 ч. 1 ст. 81 ТК РФ предусмотрено увольнение за совершение работником, выполняющим воспитательные функции, аморального проступка, несовместимого с продолжением данной работы. Аморальным проступком является проступок, нарушающий принятые в обществе нормы морали и нравственности, непосредственно посягающий на систему общественных отношений, обеспечивающих нормальное воспитание и обучение детей, лиц несовершеннолетнего возраста, их физическое и нравственное развитие.

Данные нормы активно применяются судами общей юрисдикции. Так, определением четвертого кассационного суда общей юрисдикции от 17 сентября 2020 года по делу № 88-19140/2020 признано правомерным увольнение учителя физкультуры за применение методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося. Учителем неоднократно оказывалось психическое насилие над ребенком, он выгонял ребенка с урока, обзывал "дураком" и "заикой", говорил, что он мямлит, всячески унижал в присутствии других учащихся, вел себя агрессивно. По результатам проведенного служебного расследования в отношении учителя были выявлены также новые факты, подтверждающие некорректное поведение учителя, выразившееся в неоднократном психологическом и физическом насилии над другими учащимися школы.

На основании приказа работодателя преподаватель был уволен в соответствии с п. 8 ст. 81 ТК РФ. Увольнение учителя физкультуры за применение методов воспитания, связанных с физическим и (или) психическим насилием над личностью обучающегося, признано судом правомерным.

Бывают ситуации, когда на практике степень тяжести проступка педагогического работника недостаточна для его увольнения, либо отсутствуют безусловные доказательства наличия события дисциплинарного проступка.

В этой связи интересно Апелляционное определение Московского городского суда от 22 января 2020 года по делу №33-3136/2020. Истица К. обратилась в суд с иском к государственному бюджетному общеобразовательному учреждению г. Москвы о признании результатов и процедуры проведения служебного расследования незаконными, признании акта расследования несчастного случая незаконным, отмене дисциплинарного взыскания, взыскании компенсации морального вреда.

На истицу наложено дисциплинарное взыскание в виде выговора за то, что она своевременно не проинформировала социального педагога или педагога-психолога о трудностях развития, социализации обучающейся, не инициировала постановку на внутришкольный учет, а также в нарушение должностной инструкции классного воспитателя не осуществляла изучение личности обучающейся, не помогала ей решать проблемы с родителями, не поддерживала постоянную связь с ними, не обеспечила безопасное проведение образовательного процесса, что привело учащуюся к попытке суицида.

Основанием для наложения дисциплинарного взыскания послужили материалы служебного расследования, которые содержали информацию по факту произошедшего с ученицей несчастного случая (попытки суицида). При этом сведений о ненадлежащем исполнении К. должностных обязанностей в представленных письменных объяснениях работников школы, не имелось.

Таким образом, проверка на соответствие действий истца требованиям должностной инструкции в ходе проведенного служебного расследования работодателем, на которого возложена обязанность установить все обстоятельства совершенного проступка, в нарушение ст. 192 ТК РФ фактически не проводилась, а выводы о виновности работника на объективных данных не основаны.

Как выяснилось в ходе судебного разбирательства, ученица находилась в доверительных отношениях с классным руководителем, которая оказывала ей необходимую психологическую поддержку, находила с ней общий язык, поддерживала постоянный контакт с матерью ученицы. По вопросу успеваемости и посещаемости школы классным руководителем было инициировано проведение работы с ученицей, о чем социальному педагогу было подано соответствующее заявление. По данному обращению с ученицей была проведена работа, а также собран малый педсовет, по результатам которого социальным педагогом и администрацией школы оснований для постановки ученицы на внутришкольный учет установлено не было.

В подтверждение исполнения должностных обязанностей классного руководителя по проведению воспитательной работы с обучающимися, обеспечению безопасного проведения образовательного процесса суду были предоставлены планы работ классного руководителя, копия журнала регистрации инструктажей на рабочем месте обучающихся.

Изложенные факты опровергают указанные ответчиком обстоятельства о противоправном бездействии классного руководителя, связанном с не информированием администрации школы о трудностях развития, социализации обучающейся, не инициированием постановки ее на внутришкольный учет, не изучением личности обучающейся, не оказанием помощи в решении проблем с родителями, не поддержанием постоянной связи с ними, необеспечением безопасного проведения образовательного процесса, и свидетельствует об отсутствии оснований для квалификации действий истца как дисциплинарного проступка.

Доводы представителя образовательного учреждения о том, что сам по себе факт попытки суицида обучающейся свидетельствует о ненадлежащем исполнении должностных обязанностей классным руководителем, не может быть признан состоятельным, поскольку причинно-следственная связь между действиями обучающейся и исполнением должностных обязанностей классного руководителя представленными доказательствами не подтверждается, а возложение на работника ответственности за события, которые произошли по не зависящим от его воли обстоятельствам, противоречит действующему трудовому законодательству, принципам юридической ответственности. Учитывая недоказанность факта ненадлежащего исполнения классным руководителем должностных обязанностей, судебная коллегия пришла к выводу о незаконности применения к истцу дисциплинарного взыскания.

Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 г. № 195-ФЗ в соответствии с ч. 1 ст. 5.61 предусматривает административную ответственность за оскорбление, то есть унижение чести и достоинства другого лица, выраженное в неприличной форме, что влечет наложение административного штрафа.

Иллюстрацией рассмотрения соответствующей категории дел стало постановление третьего кассационного суда общей юрисдикции от 16 июня 2020 г. № 16-318/2020, где было признано обоснованным привлечение гражданина И. к административной ответственности, предусмотренной ч. 1 ст. 5.61 КоАП РФ и наложение на него административного наказания в виде штрафа в размере 1000 рублей.

И., находясь в коридоре первого этажа здания МОУ «Нововилговская средняя общеобразовательная школа №3», высказал в адрес несовершеннолетнего неприличные слова, совокупность которых оскорбила, унизила его честь и достоинство.

Изложенные обстоятельства послужили основанием для вынесения заместителем прокурора Прионежского района Республики Карелия постановления о возбуждении в отношении И. дела об административном правонарушении, и последующим привлечением мировым судьей к административной ответственности.

Анализ представленных судебных решений подтверждает поддержку государством законодательных гарантий защиты детей от факторов, негативно влияющих на их физическое, психическое и нравственное воспитание.


Возврат к списку